Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Адская маршрутка (эссе)

Я не умею в маршрутках читать книги и поэтому становлюсь беззащитным перед визуальным. Увы, я достаточно наблюдателен и цепляю взглядом часто совершенно не то, что хотелось бы мне, мирному и творческому валенку.
Вот и в пятницу, смотря, классифицируя и докапываясь до вроде как симпатичных весенних людей, на студентку в короткой юбке, на веселого дошколенка и на спящего таджика, я случайно углядел свежие ссадины на кулаке вполне себе смешного пацаненка лет шестнадцати. Очевидно, что этим, еще почти детским кулачком на днях кого-то серьезно били – вариант упал-ободрался, сразу отлетел. И сразу заработало воображение рубыдубы. Сразу в ином свете заиграл взгляд подростка. Сразу наметилась жестокая складка его детских губ. Сразу поза показалась напряженной и опасной. Молодой волчонок вчера кого-то бил. А его, скорее всего нет – не было ссадин на гладком розовом лице, как говорят «еще не испытавшим холодного лезвия бритвы».
А потом пошло-поехало, воображение занесло в чужие темные края и в каждом, сидящем в этой маршуртке «речной вокзал–ЦНФ» мне стали видеться чудовища и уроды. Заскакали образы и вопросы – почему сидящая напротив мать так холодно и зло смотрит на своего пятилетнего ребенка? А хотела ли она его рожать? И был ли желанен тот, кого теперь называют папа? А и есть ли он в наличии, этот папа? Или тогда случилось так, скомкано, от скуки? Как это случается у тысяч беззаботных самок и самцов. Вот эта старушка слева – позасиделась на этом свете, подзадержалась. Маленькими морщинистыми глазками смотрит в окно, шарит по когда-то родным улицам и ничего не узнает. Все ей чужое и ненавистное. Зачем и куда она едет? Посидеть в поликлинике, помучать врачей? Таджик спящий, противный ведь такой. Почему они все одеты в плохие кожаные черные куртки – им их раздает кто-то? Грязная шея, сколотый зуб. Привык молчать, терпеть. А ведь зацепится в столице, тотчас притащит сюда еще родни, сам завалится на диван в коньковых-бутовых, будет помыкать, как знающий. Женами, тетками, братьями. Да и ребенок сзади совсем не симпатичный. Такие как он колотят моего сына в детских садах. Ребенок простого народа – без ума, без совести и без воспитания. У которого сдерживающих центров нет и не будет – откуда взяться. Который при рождении уже шлак, мясо, рабочий муравей. Да еще и с мамашей такой, что и любить-то его не любит. А про студентку и говорить нечего – только интернет открой. Вот именно с такими лицами и такими ногами там самое лакомое блюдо. Сколько к ее девятнадцати у нее было мальчиков? Может быть больше, чем у тебя и твоих друзей вместе взятых. Да и посмотреть внимательно – наверняка ценник где-то весит. Сколько стоит молодость на час-два-ночь? Чтоб крови попить?
Маршрутка пылала синеватыми всполохами. Было нестерпимо душно. Вокруг роились демоны и кто в открытую, кто сквозь веки смотрели на меня, беззащитного и толстого бородатого дядечку. И все ждали сигнала того, молодого волчонка с ободранными в кровь кулаками. И он улыбнулся мне открыто, сверкнув полусотней острых и нестерпимо белых зубов. Конечная! Конечная!

Я выпрыгнул первым. На расстоянии позволил себе обернуться. Люди выходили из маршуртки – симпатичная девчуха, подросток, мама с ребенком, старушка, таджик. Чего это я себе нафантазировал? Заболеваю что ли? Или ранний маразм? Впереди были видны очертания студии с хорошими понятными людьми, с обсуждением фильмов и книг, с выпивкой и закуской. На улице было солнечно и пахло весной.
Жаль что я не умею читать в маршрутках.

Экс


(фотография кристмаса 2000г. калифорния)

Хотите личных подробностей? Сплю в среднем по 5-6 часов. Видимо, не высыпаюсь, так как стал очень запросто отрубаться в метро. Хотя в метро спать нельзя. Надо читать. Потому как еду я через всю Москву и чистого времени на чтение 2 с лишним часа в обе стороны. Это гуд. Но как пел Пьеро «но утром трудно встать».
Все чаще замечаю, что весь мир воспринимаю как папашка. Будь то проезжающий трактор, диск с мультфильмом, негр или постер Микки- Мауса, сразу думаю, хорошо бы показать сыну. Так же и со вкусными вещами. Дошел. Уже стал что-то из Ютуба сохранять, чтоб показать ребенку. Фррр.
А вот что вам будет интересно. В первый раз за шесть лет эмиграции в Москву выбралась моя экс.

Она постарела только глазами. С пяти шагов может показаться, что ей по-прежнему в районе тридцатника. Я, с американских пор имеющий на нее несколько бульников в кармане, какое-то время фантазировал нашу встречу. А встретились, так ничего и не хотелось обсуждать. Годы вытравили все, включая ненависть и обиды. Двоякое ощущение – фактически чужой человек, но с которым общего почти вся молодость. Крыша немножко отчаливала в первую встречу. Но потом все вернулось – ее противный характер, бойкий язык, рассуждения и фразы, типа «вопросы недвижимости меня всегда интересовали» или «я сейчас ничего не читаю и не смотрю».
Пара глупых человек пытали накануне ее приезда, есть ли возможность секса по старой памяти – пожимаю плечами. Наверно справедливее спросить про секс с первой встречной. Ничего не осталось. Сердце подслеповато щурит глаза и спрашивает по стариковски – «Это кто?» Это если о личном…

В первый день ее приезда, я спросил, намеревается ли она походить по центру Москвы, посмотреть, как изменился город, …. и она меня не поняла. Ей даже в голову это не приходило. Человек, который тридцать лет прожил в Москве, совершенно аморфен к своей бывшей родине. Равнодушен и брезглив. За несколько последующих встреч было сказано, что ей тут совсем не нравится, погода ужасная, воздух отвратительный, водители сволочи, а кассиры хамы (Да, она сказала «Приходите к нам еще», но таким тоном)
Я не удивлен, что бывшая стала эмигранткой в худшем значении слова – она к этому стремилась всем сердцем. Но неужели нельзя любить две (три, пять) страны? И радоваться успехам и вспоминать хорошее и везде чувствовать себя дома? Неужели обязательна полная замена? Или чаще еще более уродская страсть – унижение бывшей родины? Я понимаю, откуда растут ноги у этой проблемы, но неужели иначе нельзя?
Словно бы нет никакой сентиментальности, детских воспоминаний, нелогичных привязанностей к пустяковой скамейке или арбатскому проулку. Словно человек – это какой-то бездушный робот, в котором просто меняется программа. Словно бы душа – это какой-то компьютерный вирус. Ох….

А, кстати, как у вас складываются отношения с бывшими? Колитесь!