Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Animax (македония)

164.62 КБ
Маленькая героическая Македония. Столица Скопье, нелепое сочетание узеньких улочек, мощеных мостовых, православных церквей, мечетей и зачем-то будто только что построенного центра из домов в стиле совьетстайл и буквально сотен плохих статуй того же периода – говорят, это такой способ доказать всему миру, что страна есть и имеет право занимать место на карте. Всюду чувствуется бедность – мусор на улицах, ветхое жилье, мелкие скудные магазинчики. Зарплата у людей в среднем 200-300 евро в месяц. Перспектив почти никаких. Молодежь старается уехать, потому что нет работы. Маленькая Македония никому не нужна. Один студент, выслушав мои рассказы о Москве завистливо спросил: Есть ли в Скопье хоть что-то, чего нет в Москве? И я ему честно сказал – есть. Замечательный горный воздух, красивая природа. И люди. Ах какие люди – открытые, веселые, улыбающиеся. Везде все друг с другом разговаривают. Через пять минут разговора раскрывают свои горести и радости. Через десять обнимают тебя и называют другом. Все четыре дня фестиваля я не закрывал рот. Кроме того, что я как член жюри (до сих пор удивляюсь, как я туда попал) общался с режиссерами, журналистами, телевизионщиками, говорил вступительное слово перед студентами и проводил мастер классы с детьми, я не мог молчать, потому что меня обступали со всех сторон и желали общаться – начиная с директора фестиваля – прекрасного бородача Кузьмы, заканчивая охранниками и таксистами. Это было так трогательно и восхитительно, что в какие-то моменты казалось, что приехал навестить родственников.
А мультфильмы – ну как на всех фестивалях. В основном чернуха, плохие сценарии и интересные техники – пластилин, песок, масло. Мы, почти не сговариваясь, проголосовали за французский кукольный мультфильм «Падре». А собачки наши выиграли приз детской части программы.


https://www.facebook.com/animaxskopjefest1?pnref=story
http://www.telegraf.mk/kultura/film/221757-andrej-rubetskoj-so-belka-i-strelka-gi-educirame-decata

девочка-женщина

Воскресенье, одиннадцать утра. Вагон метро. Станция тургеневская. Передо мной сидят мама с дочкой. Маме лет тридцать пять, тонкая, гибкая, нервные черты лица, короткая юбка, породистые икры. Не сказать что красавица, но безусловно волнующая и успехом пользующаяся. Обручальное кольцо имеется. Все у мамы хорошо. Дочка лет двенадцать, круглолицая, полноватая, в дутой розовой курточке, джинсы, кроссовки, рюкзак со значками. Очки. Скорее всего, хорошая, любящая дочка. В американских детских сериалах такие играют роль подружки главной героини.
Я сижу напротив и снова задаю себе вопрос, который начал задавать лет с семнадцати. Где текут эти токи, которые выстраивают личность? Где начинается движение мысли, гормонов, инстинктов, интеллекта, вкуса – то, что превращает одну девочку в Белоснежку, а другую в Краснозорьку? В чем суть развития и насколько это развитие зависит от внешних обстоятельств? Или только от них и зависит? Где аукается вредная таблетка или рюмка коньяку, выпитая матерью в первый месяц беременности, ее настроения, момент родов? Куда попадает заноза услышанной ссоры родителей, тело дохлого голубя, томительный звук голоса певца из радиоприемника? Что важнее – родительские нежности или записка от соседа по парте? Где вступят в бой гены прадедов с реальностью в виде суки училки или подзатыльника от отца? Что победит – первая книжка о любви или первый поцелуй в темном подъезде? Что, что приведет однажды к тому, что она вырастет такой как нервная породистая мать, купающаяся во взглядах, или одинокой стареющей подхипповатой женщиной-другом? Внешность ли даст толчок? Айкью? Первый секс? Упавшая звезда? Заголовок в газете? Второй курс института? Фильм «Сумерки»? Клип Лэдигаги?
Что?

стыдобища

«Российские френды, я считаю вашу страну агрессором, а вашего лидера и его политку фашистской. Где выход, вы знаете.» - вот с этой надписью я давеча столкнулся, открыв френдленту. Причем эта тетка все годы, что я ее читал, просто постила хорошую живопись и качественные фотографии. Ну, иногда женские сюсипуси и «ах как я люблю сериал декстер». И я знать не знал, откуда она родом. Мне дела не было совершенно. И вот.
Более того, в комментариях к статьям, из блогов и социальных сетей доносятся подобные кличи ненависти и злобы. К тем, кому повезло (не повезло) быть русской крови. И меня если честно, вот это резкое, истеричное расслоение, заботит гораздо больше чем то, станет ли Крым российским или не станет. Я, если надо выразить свое мнение, скажу, что я вообще ничего не понимаю в этих придворных играх. И полагаю, никто из простых смертных не сечет. Я лишь подозреваю, что и наши и те, кто за бугром, наверняка имеют свои выгоды, доводы, стратегии, тактики. И дурят друг друга и ходят гоголями. Никто не лапочка – ни Путин ни Обама. Все хитрые, лживые и умные. Королевские битвы. И по-человечески хохлов жаль, что именно на их территории эти пляски и происходят.
Но при этом нельзя же так простым людям – сразу в горло, сразу в ненависть, сразу враг. Причем все это выглядит так бессильно и по бабски. Выгнать пару френдов из своей вялой жежежечки. Забанить. Написать на заборе. Плюнуть в чужой компот. Именно в этот момент мне вспоминается, как нас осенью в Киеве несколько раз послали искать Крещатик в противоположные стороны. Вот видимо так они умеют мстить. Как первоклассники.

В общем, для меня Украина навсегда остается тем местом, теми людьми, той культурой и тем забавным выговором, которые я знаю и люблю с детства. Возможно, сказочной Украиной. Но лучше уж так…

Отношение к Америке и гомосексуализму (В. Ерофеев)

Не очень люблю Ерофеева, хотя читал его книги и смотрел его передачи. Но тут он сформулировал хорошо и точно:

...Надо сказать, что, ведь, у нас все нелюбители Америки имеют одну замечательную особенность. Если бы они женились или вышли замуж за американца, особенно не бедного, переехали бы в Вермонт или в Сан-Франциско, то они бы моментально поменяли все свои представления об Америке, они бы сказали, что «вы – дураки, не любите Америку. Америка – хорошая страна». И родителей бы перевезли, бабушек-дедушек.
И это же ситуативная ненависть. То есть она ни на чем не основана. Ненавидят Европу сейчас. Ненавидят, а в то же время у меня спрашивают «Слушай, а где купить гринкарты европейские?»
То есть вот это всё абсолютно бессмысленные, абсурдные ходы нашего сознания. А что касается гомосексуализма, то здесь начинается великая путаница, потому что русский человек совершенно иначе видит проблему гомосексуализма, чем западный. И я не так давно выступал в канадском парламенте и всё про это понял. Для них гомосексуализм – это часть человеческой свободы. А для нас гомосексуализм – это атрибутика тюрьмы, атрибутика унижения, «петухов», с которыми люди не хотят есть, которые отравлены своим собственным положением.

Вчера со строгой Энн говорили про это же. И что часть этого народа, которая здесь исходит желчью по поводу голубых, собирается их жечь на кострах, и при этом мечтает отвалить за бугор, наивно не врубается, что там эти самые "страшные извращенцы" будут жить по соседству, ходить к тебе за солью и туссить с тобой на одних и тех же вечеринах. И что если ты посмеешь на них косо посмотреть, то на тебя подадут в суд и может даже посадят в тюрьму, опять же к этим самым, хе-хе.

на измене (мероприятие)

Давеча был на фестивале «Звездный мост» в «театре луны», где кроме всего прочего, давали премию нашему проекту «Белка и Стрелка». Фестиваль спонсировался правительством, а значит было много иллюминации, воздушных шаров и танцев-песен. Я вообще на таких мероприятиях «с помпой» чувствую себя чужим среди своих (хотя номинально я вполне себе свой), но тут я внезапно стал ощущать себя еще чужим «и-д-е-о-л-о-г-и-ч-е-с-к-и».
Дело в том, что в обычной жизни вокруг меня собрались люди с яркими политическими позициями, в основном демократическими и диссидентскими. И часто эти люди меня, как младую девственницу пугают грядущими половыми актами. Дескать, ничего-ничего, дождешься ты, что и вас всех к ногтю. Собственно и известное радио, которое иногда я выборочно слушаю, тоже яркими красками рисуют наше родное правительство с его взятками, откатами и невинными жертвами по жутким лагерям. И вот я варюсь в этом компоте и все думаю, что я хе-хе, себе на уме, никто меня ни в чем не убедит. Ан нет, теперь сидел в зале и все мне внезапно казалось мерзким, лицемерным и купленным. И растолстевший усатый нянь Проханов директор этого «театра луны»(за что ему вдруг дали целый театр) и хитрые актеры второго эшелона с песнями и очевидным междусобойчиком. И поющие дети, и шутки и номинанты и награды – ото всего пахло фальшивкой и подставой. И так я, знаете, разнервничался, что не стал оставаться на фуршет, ни с кем не попрощался и ушел злой.

Так что, скажу я вам, страну свою конечно комфортнее любить, чтоб не мнились черти под каждым диваном. Достойна страна вашей любви или нет.

Ремесло (личное)

Когда-то я анимировал милый и, к сожалению не ставший известным мультфильм, сидел в основном дома, с кофе, под музычку. Включал компьютер с удовольствием, анимировал с радостью. Хорошо ли, плохо получалось – не о том речь. А на работу ездил раз-два в неделю, показывал сцены, потом мы трендели с режиссером час-другой, иногда выпивали и расходились довольные друг другом.
В это время мой кореш фигачил по 8 часов в конторе, вырабатывал план в сколько-то ежедневных секунд, делая другой мультфильм, амбициозный и типа дримвоксовкий по уровню (этот мультфильм позже съел весь бюджет и так не был окончен). У кореша была другая зарплата, другой график, все другое. И он мне почему-то нервно говорил, размахивая руками, что я прошлый век, мультфильм мой говно, анимация плоховатая и вообще уже никто так сто лет не работает. Что нормальный темп и нормальный режим совсем иной. И что я должен понимать, что мир за окном уже совсем не «союзмультфильмовский» и что пора, дескать, проснуться. Я молчал, я возражал, я злился, но больше улыбался. Мне было хорошо в этом моем мирке.
Спустя пять лет я снова сижу дома, на этот раз не анимирую, а режиссирую хороший добрый сериал, я пишу сценарии, рисую для своих серий аниматики, вожусь с монтажом и звуком. А еще я делаю клип для хорошей группы и уже сотворил минуту своего первого фестивального проекта (очень надеюсь что когда-то он появится на свет). Я снова утром пью кофе, включаю радио и точно так же спокоен, радостен и очень люблю свою работу. А мой кореш делает за большую зарплату компьютерные игры, у него мед.страховка и фрукты в офисе. Он работает тяжело, но тоже вроде своей работой доволен. И только иногда он продолжает намекать, что мир за окном другой и что моя работа нелепая и гордиться ею не надо.

Это все к чему. К тому, что есть пути, есть возможности и есть лазейки жить в том темпе, который тебе приятен и комфортен. Конечно, придется чем-то жертвовать – статусом, деньгами, перспективами. Но когда работа любимая – этим всем и жертвовать сладко. Чего и вам всем желаю)

В защиту мужчин (2 ночи)

Дружище мой проживает сейчас не лучший период своей супружеской жизни, хотя в браке давно, болемене доволен и счастлив. Жену и детей любит. Не буду рассказывать причин этого не лучшего периода, он как в каждой семье, то ли есть, то ли нет, то ли самая крошечка. Чего я вам рассказываю, каждый пережил ту странную череду внезапных не с чего скандалов, во время которых было сказано столько страшного и несправедливого, что выход один – срочно собирать манатки и передвигать ногами быстро, прочь от этого дома и этого человека. А потом день-другой молчание, отчужденность, потом скупые слова, сдерживаемые улыбки, застенчивый секс и снова покатила эта неспешная тележка под названием семья.
Так вот, давеча, провожая его, пьяного, беспомощного и ни разу не в доспехах и без мечей, копий, щитов – я смотрел вслед, жалел его, жалел себя и вас, которые ждут одного, получают другое. Ищут то, находят это. Планируют так, выходит сяк. И в голове у меня роились какие-то словосочетания. То ли песни, то ли молитвы, то ли надписи на белом флаге, который каждый из нас не раз выбрасывал, закусывая губы. Звучали они так:

Наши милые замечательные жены. Будьте такими простодушными слабыми и наивными, какими видим вас мы, мужья. Мы даем вам право быть несчастными, обидчивыми и негодующими – мы все стерпим, мы сильные, мы простим, мы извинимся и замнем. Но главное чтоб в этом были именно вы, бесхитростно. Потому что очень сложно увидеть вас, застать вас, обнаружить вас подлыми, вероломными и такими вот: с картами в рукавах, с планами тактик и стратегий. С двойным дном. Полководцами, в подчинении которых столько страшных нам видов войск. Полководцем, воющим против нас. В доме, который как бы крепость.
Не проверяйте нас на прочность, не берите нас на понт и не ищите в нас слабинку. Нам хочется верить, что ругая нас, вы ругаете именно нас, а не мстите кому-то или чему-то за нашей спиной. Что, загибая пальцы, перечисляя наши недостатки, вы не проставляете внутри себя какие-нибудь таинственные галочки. Что вы не из тех страшных бабских комьюнити, в которых пишут – ах вот он какой, тогда ты сделай это и это. А иначе, дескать, какого черта. Нового ищи.
Ну и конечно, самое страшное, ощущать себе компромиссом. Той самой синицей в руках и спаршивойовцышерстиклок. Конечно мы недостойны. Конечно мы без алых парусов, пышных усов и огроменных членов. Но мы все-таки живые. И если у вас не получается любить нас как мужчин, поймите как людей. И примите.

фестивальный руба (неожиданно)


Моя фестивальная жизнь походу продолжается. Все та же первая моя серия про собачек на этот раз вошла в конкурсную программу корейского фестиваля анимации. И мне очень рекомендуют туда рвануть в конце июля, потому что там по слухам невероятно интересно и собственно все кроме билетов оплачивают. Не могу сказать, что я загордился (хотя судя по всему это единственный отобранный мультсериал, а не авторское кино), но приятно, чего уж там. В связи с этим тупо всматривался в серию и все думал, как и что совпадает при рождении некого как бы "«хита»" (двойные кавычки). Почему первая серия вышла, а последующие 12 вроде как и не очень. Не лишне вспомнить голливудского продюсера, который говорил, что ни у кого нет секрета выпекания шедевра. Каждый раз это удивление и неожиданность. Вот)

Письмо

…А то что вы спрашиваете про работу мою, так отвечу подробно, да с некоторым подтекстом. Сейчас в конторе нашей невеликой, но и не последней, кроме скромного сериала, в котором я закрепился режиссером и автором сценариев (чему, кстати, рад несказанно), примерно год уже как стартовал полный метр. Это значит, все по серьезному – вложение средств, привлечение талантливых и амбициозный профессионалов, композиторов и даже заграничных аутсорсеров да фрилансеров. Чтоб значит потом катать в прокате на большом экране, отбивать бабки, да хвастаться на зарубежных кинофестивалях. В общем, дело значительное и ответственное. Про такое дело в зарубежных Пиксарах, да Дримвоках снимают отдельное документальное кино, где разные симпатичные люди с искрой в глазу да с юморком показывают рабочий процесс. Видели наверняка.
Но то, как говорится, у них. К большому моему удивлению и сожалению, из своей одинокой режиссерской комнатки наблюдаю полную апатию среди студийного люда. Никто не радуется, никто не размахивает руками и не носится с прекрасными раскадровками. Более того, то один, то другой заходят позаламывать руки или просто покачать головой, дескать, ничего у нас не выйдет. Да и в самом деле, если целый год делали один единственный трейлер, почти год пишут и не могут написать сценарий. Год не могут найти режиссера и первые же пробы выявили огромное количество технологических косяков. А сроки идут, деньги протекают сквозь пальцы, и вот-вот станет понятно, что настала полная жопа. А это значит, собрания с криками, увольнения и так уже небольшого коллектива (с которым тоже непонятно, виноват ли он или нет, коллектив этот). А когда говорим, дескать, надо наоборот, набрать пять таких прям профессиональных профессионалов, чтоб от них током било, то начальство пожимает плечами, дескать, где их взять. И ему как бы веришь, но как бы и не совсем, потому что очевидно начальство жмет бюджет, потому что иначе отпущенные средства закончатся через два месяца. Дух апатии и безразличия повис над сонным царством этих, в общем-то, замечательных творческих людей. Никто ни во что не верит. Никто ничего не хочет. Никто ничего не боится и никто ничего не ждет. И для меня наблюдать это очень грустно и совестно, потому что я тоже не ощущаю себя тем самым принцем, который должен поцеловать в губы (да и хоть куда) спящую принцессу. Вот такие дела творятся у меня на работе.

… Да, вы еще спрашивали, что творится в нашей стране. Так собственно я вам все уже и описал.

france_2012 синопсис

144.48 КБ
Здравствуйте, мои милые!
Что-то совсем рубадуба забил на свой жж – и дело не в том, что писать не о чем, и даже не в том, что сериал про собачек высасывает все силы (хотя и высасывает). А как-то вдруг перестает хотеться облекать чувства в буквы. Как однажды перестало хотеться писать песни. Все это в самом деле обидно и даже страшно, потому как не знаю, как другие в подобных ситуациях, а я сразу начинаю подозревать какую-то новую фазу окаменения. Понимаете? Нет?
А так, по фактам, может ли быть лучше. Две недели во Франции – неделя в Париже, скок-поскок по музеям, сыну псп в лапки, а сам мечешься между неизвестными картинами Дега (у него не только танцовщицы, да), прекрасными Ван Гогами (только сейчас понял, что он в чем-то очевидно выше любимого Гогена). Взгляд вправо Ван Донген, вправо Сутин, Модельяни. И конечно Лиза М – Париж это конечно встреча с ней в первую очередь. Вот. А сам город как-то затерялся, замылился между бесконечным диалогом с сыном, которому конечно ни в красную армию все эти выставки, а так же улочки, бульвары, сены и эйфелевы останкинские башни. Жена, которая металась в поисках каких-то духов для подружки, приятель, которому конечно были до балды эти сыновьи недовольства – и вдобавок нон-стоп собачки 3d, которые занимали все вечера, потому что надо было работу делать, на вопросы отвечать, серии сдавать. Так что в памяти от Парижа остался какой-то переулок полный дождя, пара витрин и бесконечные ряды книг по художеству под всеми этими Луврами-Пампиду, Пикассы-Миры, любимые, но чересчур много. Подташнивало.
А потом хвать-похвать серебристую тачку в рент и через полфранции жжжж – каждый день по несколько городков, забыл названия, – европы, уютно-мило, нет парковок. Ночевки в случайных местах – один раз прибыли в город, в котором в 10 вечера уже все спали. И тыкались в две гостиницы – и как в сказках сонные консьержи открывали тяжелые двери и шептали – нет комнат, месье. Может в следующем городе. А потом снова в путь, навигатор женским голосом направляет душка, я так полюбил эти гоу-гоу. Терпение бесподобное. А рядом снова младший, ему надоело ехать, ему хочется качелей, бассейнов и спокойствия. Терпи милый, через день приедем на море.
Ну и сам Лазурный берег – море как море. Нормальное. Скучное. Вечное. Как Лиза М. Только в одном случае был человеческий старик, а в другом божественный. Еще неделя в кэмпинге, картонный домик, бассейн для бебички, немчуры-французы что-то тихо балакают, терпимые, милые. Никто не быдлячит, никто много не пьет. А не, были одни соседи – поляки. Эти да, эти родные, будь они неладны. А потом снова скок в машину и по платной дороге в один день 900 км как с куста. Снова в Париж, в аэропорт. Улетали, а вслед нам махали все эти Маревны, Ривьеры, Тулузы-Латреки. Ну там Жене, Лимоновы аля 87 год, Тропики Рака – ну, все то, что мы называем Францией. И я как-то не знал, буду ли я скучать по этой части света. Пока нет.