November 11th, 2014

Эй, вы там, наверху (бытовуха)

У меня тут горе-беда, причем настолько банального бытового уровня, что и писать стыдно.
Начну издалека. Когда 14 лет назад я въехал в эту девятиэтажку, у меня был период второй молодости – я был снова влюблен, новая компания, сын у бабушки – каждые выходные мы туссили, играли на гитарах, пели песни и танцевали. И вот повадился к нам прибегать в два ночи сосед-пенс снизу и кричать, дескать, у меня все слышно, хватит топать и пр. Пенс кстати отвратительный, со злым лицом. Не сдавшийся такой гад. Я как мог, делал тише, прогонял танцующих, но спустя неделю все повторялось. Затем туссовки прекратились, я забрал ребенка домой, привез новую жену, родили второго ребенка. Кстати, все эти годы пенс не унимался и прибегал с криками, дескать, ребенок сильно топает, что-то катает по полу и пр. В общем, он иногда и сейчас прибегает, но пару раз в год, поскольку шуметь мы перестали. НО!
Тот, что сидит на небе, однажды недобро ухмыльнулся и послал нам соседей сверху. Молодых симпатичных оболтусов лет по 20. Рокеров типа. И вот теперь в нашей постаревшей хате ночами стоит гул, крики, песни, а нередко и репетиции, мазафака. Днем я как-то все это терплю, а ночами с осени тоже стал бегать наверх и кричать «Побойтесь, дети, бога!». И не смотря на то, что рокеры там совесть потеряли совершенно, что в отличии от моей десятьразвгод шумной квартиры они буянят почти каждую ночь, каждый мой поход к ним и выслушивание их детский «ой, простите, мы больше не будем» для меня нехилая пытка. Потому что и терпеть этот шум я не в состоянии –их БУМ-БУБУМ от баса и бас бочки просто сбрасывает с кровати, но и бегать колотить в дверь мне стыдно и почти невозможно. Потому что, проходя эти двадцать ступенек вверх, я каждый раз старею на двадцать лет и становлюсь этим самым тошным гадом пенсом. И я почти говорю те же слова. И наверно выгляжу почти так же. То есть, я уже НА ДРУГОЙ стороне. И это очень тяжело.
Так что сегодня утром, после очередной ночи, очередного старения и очередных «мы больше не будем» чувствую себя разбито, хмуро и не знаю что делать. Походу придется однажды стать еще большим гадом, чем пенс снизу и вызвать ментов. Ох…