April 18th, 2014

мимими

Щенками мы были милыми, пушистыми и очень разными. Мы были разными по расцветке, цвету глаз и форме носов. Кто-то был большеротым, у кого-то был самый розовый язык. У кого-то была самая уморительная челка, а у кого-то самый длинный хвост. И характеры у нас были совершенно разные – любой завалящий психолог мог бы классифицировать нас за полдня. Сангвиник - флегматик. Экстраверт - интроверт. Этот веселый, этот тупой, эта кокетка, а эта задавака. Тот с краю мечтатель и изгой, а вот этому в центре больше всех надо. Мы возились, пищали, сопели, немножко тявкали и очень много писались. Мы были прелесть. Мы были будто пушистые ноты, которыми сочинялся гимн жизни – долгой, прекрасной и очень-очень-очень индивидуальной.

А сейчас, сколько-то собачьих лет спустя, я смотрю на нас, некогда большеглазых, пушистых и длиннохвостых и не могу различить, кто кем был. Никого не узнаю. Сейчас я вижу только то, что все мы оказались дворняжками. Обычными дворняжками. Очередной помет безликой дворняжечьей самки. И я почти уже убедил себя, что не было нас разных, живых, ярких и каких-то особых. И не называли нас хозяйкины дети разными смешными именами. А были мы всегда Шариками и Жучками. Ивановыми и Петровыми.