December 10th, 2008

Как Руба в политику ходил

Рубадуба всегда считал себя человеком аполитичным. Более того, кичился этим. Смеялся в лицо читающим утреннюю периодику, совершенно не разбирался в фамилиях и должностях правительства и вообще вел себя отстраненно и нагло.
Но прогремели первые грузинские выстрелы, Кандолиза мелькнула на телемониторах своим печеным яблочком лица и Рубадуба вдруг почувствовал жжение где-то в надпочечниках. И вот уже сам ждет каких-то «Вестей», сам рыскает по сайтам и читает-читает-читает. Что-то выплескивает в жо-жо, что-то горячо доказывает диссидентке -матери и готов идти на конфликт с милыми людьми, доказывая что Россия это ого-го, а вот Америка ой-ой-ой. Ну да, был повод. Ну да, таких было много этой осенью.

Я вот сейчас думаю, что мой интерес к этой политической своре (или сваре) был замешан на кристально сформулированном конфликте. Когда не надо разбирать – точно ли это враг и точно ли надо за своих стоять горой. Война она во многом комфортное состояние – не я об этом сказал. Оборона и нападение, свои и чужие. Детская математика. Поэтому мне не очень стыдно. Был пьян. Был влюблен. Простите-извините.
Но и нынче я с утренним кофеем лезу почитать что там, в политике. Что там, родное правительство. Чем бы там позавтракать Рубину патриотизму. И зеваю хмуро. И уже не так горячо доказываю мамке свою позицию. Прошла любовь. Нет, любовь осталась, прошли безумные страсти, когда все стояло колом и трепетало на локоть выше.
Сегодня, кроме проблем с грядущими рублевыми траблами я ничего и не вижу. Европа, в какой-то момент объединившаяся против звезднополосатых теперь хихикает над нашей летящей в тартарары экономикой, Америке откровенно не до «рашки». Своих забот полон рот. А родное правительство все чаще выглядит растерянным и вялым чиновником из народа – который может в глаз дать, но математику в школе учило на троечку. Президенты, премьеры – честные глаза, уверенные голоса – скукота.

Рубадуба вздохнув, собирает вещички и удаляется в нормальную собственную жизнь, напевая минорные куплеты из «Обыкновенного чуда»: «Что было, то было – прошло…» Возвращается в собственные проблемы, в свои интимные ценности, к своим гитарам, кисточкам и вакомам. С ребенком поиграть. С женой чай попить. Посмотреть хорошее кино. Все-таки надо жить собственными ценностями. Не сублимировать и не подтасовывать. Не ходить на ипподромы и не подглядывать в змаочные скважины. Как там у любимых «Ундервудов»: «Нельзя заходить в спальню к богу»…