November 27th, 2008

Криминальное (тема от mischa_s)

Вы не думайте, что я забыл о присланных темах. Помню, помню.
Итак, было сформулировано «проституция и изнасилование. Процесс один, а смысл разный. Почему?»
Вопрос неожиданный, но почему бы не разложить. Пробуем.

Первый, и самый простой ответ: в одном случае деньги плотят, в другом нет – мы обсуждать не будем. И так немало мужчин, которые насмотревшись порноты, любят по пьяни рассуждать о продажности женского пола. Не будем брать корыстный аспект, скучно. Будем считать это работой. Странным экстремальным способом заработать на жизнь себе, и возможно, еще и кормить мамку с братом из глухой деревушки. Пусть так.

В общем, есть у меня достаточно твердая уверенность, что проституткой надо родиться. Ну или воспитаться. Потому как это очень определенный образ мышления, определенное отношение к себе и к самому процессу. Делать это за деньги и делать это с каждым, кто заплатит – это далеко не то же самое, что быть, как говорится «слабой на передок». Среднестатическая проститутка ничего не имеет общего, скажем, с гейшей – которых с детства воспитывали быть мужчине покорной и полезной. До этого современным дамам надо доходить самим. Или же, родиться такой. И, конечно, изнасилование в этом смысле совершенно другая опера. Потому что изнасилование - 1. всегда неожиданно; 2. всегда криминально; 3. совершается агрессивными извращенцами.
Трудно представить себе больший кошмар для обычной среднестатистической девчухи. Последствия могут быть совершенно необратимыми, вплоть до суицида. Ужас. И, конечно, изнасилование даже для проститутки будет совершенным психическим шоком. Потому что, пусть она и имеет на подкорке самый печальный финал своего рабочего стажа, но все же надеется, что такого с ней не произойдет. Так что в этом смысле сравнивать невозможно.

И тут я плавно вырулил на то, почему слова «изнасилование» и «проституция» все же могут стоять рядом.
Как-то случилось, что одна подобная «точка» несколько месяцев просуществовала в двух шагах от моей старой квартиры. И я неоднократно содрогался, наблюдая процесс. В сырой темноте Есенинского бульвара толпилось с десяток (обычно тонконогих, сутулых и гидропиритных) девах лет по двадцать. Они жались друг к дружке, бесконечно курили и то и дело утопали шпильками в весенней грязи. И вот к таким дурочкам из темноты приезжали всякие недорогие машины и увозили их в темноту страшных спальных районов. И это было отчасти спасение от этого колотуна и ветра. Но что ждало этих бабех на квартирах? И как к ним относились там – к сопливым, продрогшим и страшным? Ох, едва ли им наполняли ванну с бадусаном. Вряд ли отпаивали чаем с малиной. И уж сколько из них вернулись на следующее утро без синяков и кровоподтеков? И сколько их не вернулось? Так вот в этом смысле «изнасилование» ходит буквально рука об руку.

Так что, если и считать проституцию неискоренимой, то я вижу эти услуги только в домах терпимости, с персоналом, вышибалами и медстраховками. И, желательно, с пенсиями. Так ведь и у нас было когда-то. Куприн и Чехов это подробно описывали.

А вообще, по человечески жаль дурочек. Очень жаль(

Б.Г. 55

Вчера вечером со строгой Энн наткнулись случайно на передачу про юбиляра. В результате сонный ребенок почти выспрашивал позволения идти спать, а его глупые предки уперлись в телеящик и смотрели, глупо улыбались и даже моментами краснели от удовольствия. Так наблюдают родственников, прорвавшихся на эфир. Или самих себя. Мне стыдно в этом признаться, но это все же любовь, братья-сестры. Это ведь черт ее дери, любовь.

Трудно сказать, кем для нашего поколения являлся Гребенщиков. Он был паролем, он был лакмусовой бумажонкой, он был любимой книжкой. Теперь это кажется странно, но с шестнадцати лет моя жизнь протекала под его знаком. Вся молодость была пропитана его музыкой. И каждый из нас до сих пор никогда не переключит программу, если по ней мелькнет знакомое лицо. Мы цепенеем. Черт знает что такое)

В общем, возможно нынешнему поколению и не нужен подобный гуру. А может, просто нынешнему поколению не повезло. Может, может…