October 8th, 2008

ребенок и смерть


Вышло так, что наш младшенький стал периодически задумываться о старости и о смерти. Первый раз в явной форме он высказал свои переживания, сидя на горшке в поздний час. Отвечая на какой-то его вопрос, я невзначай сказал, что когда он вырастет, мы станет старенькими. «А что будет с вами потом?» - спросил он, и не подозревая плохого, я сказал, что потом мы умрем. А потом на его удивление отреагировал еще хлеще – разъяснив, что все умирают и ничего с этим поделать нельзя. И знаете, он заплакал. Ну не в три ручья, но достаточно горько. И потом, продолжая сидеть на горшке, хлюпая носом, несколько раз очень напряженно и отчетливо сказал, что не хочет, чтобы мы старели и умирали. «Как же сделать, чтобы вы не умирали?» - спрашивал в пустоту четырехлетний ребенок, который и дней недели пока не разбирает. В общем, в тот вечер мы как-то пытались перевести все на какие-то беззаботные рельсы, показывали на пальцах, как много нам всем еще жить, и что по сути, никакой трагедии в этом нет. Он нам не поверил.

И вот теперь иногда сын вдруг впадает в задумчивость, уходит куда-то к окну и думает. Тень набегает на детское лицо. Он теперь может запросто впасть в истерику, когда мы говорим, что он растет. «Я не хочу расти, не говорите, что я расту» - кричит он чуть не плача. Ему также не нравится, когда он слышит, что его вещи стали ему малы. Однажды он заревел, когда я сказал, что у него на руках появились маленькие незаметные волосики.
А еще, после того разговора на горшке, он еще несколько раз у меня напряженно спрашивал: «Как же сделать, чтобы вы не старели?» И я снова начинал блеять что-то неубедительное. Блин.

А вы помните что-то про свои детские отношения с курносой?