September 23rd, 2008

созидатели vs потребители

Час ночи. Мое семейство спит, накапливает силы для нового рабочего дня. Все кроме меня утром уйдут – старший в институт, младший в ненавистный детсад, строгая Энн на работу. Все уйдут, кроме толстого небритого Рубыдубы. Поэтому закончив рисовать пару иллюстраций в журнал, вместо того, чтобы прильнуть к теплому жениному боку, я наливаю чай, делаю бутерброд и позволяю себе немножко поформулировать. Например, на тему творчества.

По моему разумению в творчестве все люди делятся на три вида – созидатели, потребители и, скажем так, двигающиеся по направлению из одного вида в другой. Чтобы верно меня понять, главное – не обижаться на ярлык и воспринимать его не более чем название.
Созидатели – люди, для которых производить некий творческий продукт, это физиологическая потребность и необходимость. Лишенные возможности реализации – созидатели заболевают, спиваются и впадают в прочие крайности. Важно понять, что достаточно часто созидателей не волнует реакция остального человечества на их произведения. Созидатель тот, кто может писать стихи в стол. Или всю жизнь с упоением разучивать гитарную партию Ола Димиолы. Важен, собственно, процесс. Не даром Гребенщиков говорил, что в давние годы «Аквариум» создавался без претензий на большую сцену. Часто, кстати, известность, губит созидателей, которые начинают клепать на потребу, тем самым, ориентируясь на результат, а не на процесс.
Потребители – люди, которые, не создавая ничего, потребляют творчество созидателей. И, собственно, не важно, будь-то Глазунов, Шишкин, Миро или Джотто. Не важно, Моцарт, Джетро Талл или Леонтьев и группа «Лесоповал». Важна необходимость потребителя в духовной пище. Ибо человек читающий книжку уже сделал шаг. Я тут попросил красноярского дружка-музыканта записать для моей песни партию фоно. Он записал ее со второго дубля, да так, что мне до смерти и аккорда так не поставить. И при этом ему, вроде как вооруженному талантом и образованием, совершенно нет необходимости что-то создавать. Его жизнь насыщенна и без этого.
Третий тип – промежуточный. Это или потребитель, который вдруг решил порисовать красками и словил от этого небывалый кайфище. Или созидатель, который вследствие каких-то причин перестает вырабатывать продукт. Улетает муза, исчезает вдохновение.

Но собственно, ради чего я все это пишу. Наличествует конфликт и непонимание между созидателями и потребителями (в их чистых проявлениях). Потому что раздраженному потребителю часто кажется, что созидатель просто хитро уклоняется от нормального дела, маскируясь под творческого человека. Потребитель говорит – «где дэньги? Где дэньги? Если ты двадцать лет пишешь книги, пора уже издавать и выдвигаться на Буккера. Иначе зачем это?» Потребитель не понимает, что для созидателя творить – как какать или есть. Ну или по крайней мере заниматься сексом. И того надо оставить в покое. Возможно, даже бросив его. Ничего не попишешь. А созидатели порой подозревают потребителей в том, что тем просто лень создать нечто для души. Что те готовы заниматься всякой херотой, лишь бы не реализовываться. Созидатель говорит – «Мать, все твои депрессии от невозможности высказаться. Возьми в руки карандаш и напиши рассказ. А потом, если хочешь, порви его. Поверь, это куда лучше тех колес, коими ты забрасываешься каждый вечер». И в этих советах созидатели тоже не правы. Ибо то, что для них очевидно, для других китайская грамота и чушь собачья.
Много чего неоднозначного и путанного в мире созидателей\потребителей. Видел несколько семей, где жена потребитель является вдесятеро талантливее мужа созидателя. Неоднократно слышал фразу потребителя – «Я бы мог создать нечто, да только не хочу создавать заведомо хуже, чем уже создано». Существует так же масса потребителей, которые двигают культуру, притворяясь созидателями. Да много чего. Потому что искусство – это странный процесс. Возможно, стремление к богу – это тоже путь к искусству. Ошибочный путь. Много чего является искусством. Еще больше является тенью от искусства.


Интересно, какой вы тип? Те, кто дочитали мой постец до конца, хе-хе?

родительское

Пять часов утра. Четырехлетний ребенок начинает ворочаться, затем вскидывается и отчетливо произносит фразу:
«Не обнимай меня! Не надо мне никакой любви!»
Ох, Дима…