August 27th, 2008

Детская площадка 2. Население

Я очень много смотрю на людей. Я очень много и очень внимательно смотрю на людей. Особенно гуляя с младшеньким дитяткой. Особенно потому, что при нем не открыть книжку и не нацепить «наше» - мои нехитрые способы отгораживаться от человеков в метро и казенных домах. Я очень внимательно смотрю на людей и очень много делаю разных выводов – мелких, глупых, забавных и отвратительных. Но иногда в их глазах, взглядах и позах я что-то чувствую. Что-то такое, отчего мне становится сладко и страшно. Я ощущаю то, что однажды ощутил в чужой квартире в районе метро Коломенская, где пьяный шарил по чьему-то шкафу в поисках спичек, а собрал пригоршню золотой бижутерии. Мне кажется, что еще чуть-чуть, и….
Кого можно наблюдать на детских площадках в рабочий полдень? Сонм молодых и не слишком мамаш с чадами. Я смотрю им в лица и вижу, что половина из них пусты как орехи – их высасывает ощущение реализованной сути. Женской сути. Мне кажется, в этот момент, когда мамочки пестуют своих Даш, Маш, Саш – в глубине души они должны себя ощущать божественным мусором. Сброшенной кожей. Коробкой из под конфет. Конечно, конечно дитятки вырастут и все вернется. Или вернется хотя бы часть. Застучат шатуны, заревут моторы, заискрят свечи. Но вот сейчас. В эту самую минуту. В этот самый миг над головами молодых мамашек светятся нимбы. И хоть сейчас бросайся оживлять тех, из возрождения. Вставайте, рисуйте мадонн. Гните кисти. Через минуту будет поздно.
Я вижу мужчин, тех что утром с баночкой «охоты» погнали из квартир – «Вась, ну сходи ты хоть раз с Леночкой… Ну во двор на часок». Я смотрю в глаза этих мужчин, слушаю как и что они говорят своим детям и мне страшно. Господи, да они же ненавидят своих кровинушек! Им невыносимо скучно. Они пьют свое пиво, уныло пялятся по сторонам, сплевывают в песочницы. Курят. Мне кажется все эти мужчины однажды смалодушничали и не настояли на аборте. И теперь по волчьи тоскуют по свободной жизни, которая машет им издалека короткими юбками старшеклассниц, дразнится витринами с Чивасами Регалами и Баккардями, мчится на дорогих машинах в сторону центра. Брррр….

И еще дети. Знаете, они ведь такие же как мы. А мы такие же как они. И мы и они знаем, что нет покоя и воли, потому что нет счастья, знаем, что всегда хочется ту игрушку, которая в чужих руках. Знаем, что имеем не храним, потеряем – плачем. Что кач-кач на скрипучках скоро прервется и будет долгий обед с невкусным борщом. Знаем, что девочка Ира, та что сейчас соглашается с тобой играть, делает это только потому что пока не пришел мальчик Боря или подружка Соня. Знаем, что свои убогие формочки все равно надо будет собирать в пакет и стараться их беречь. И любить. Да, все мы это знаем – и мы и дети на площадках. Но они с этим знанием могут жить и чувствовать себя хорошо. А мы нет. Поэтому мы всегда капризничаем больше своих детей. И выглядим хуже.

Я очень много смотрю на людей. И надеюсь, что однажды эти взгляды, характеры, позы и слова сложатся в правильный узор. И я что-то пойму. Важное. Необходимое. Пойму истину или ее полную противоположность. И убей бох, не знаю, о чем мечтаю больше.

"Послевоенная истерия"(с)

Я продолжаю барахтаться в информационных потоках по поводу натеэсвтооонсаакашвилисаркозимедведевапутина. Честно говоря, уже дико надоела эта политика – стал подозревать, что для многих внешнеполитические дрязги, это как варкрафт-онлайн или фотки голых знаменитостей. Галимое развлекалово, не больше. Так вот, среди сотен прочитанных (и не очень) статей, глаз зацепил одного дедушку из «Коммерсанта». Как-то по мне он спокойно и внятно набубнил. А так как все тут стали вываливать простыни цитат, то и я посчитал, что имею право. Разок:

«Мюнхенский сговор», пакт Молотова-Риббентропа и другие схожие шаги также всегда оправдывались политической целесообразностью и выгодой, однако, не случайно остались в истории как явления, возможно, и хитроумные, но безнравственные и позорные. Нынешнее западное умиротворение агрессора Саакашвили по мюнхенскому типу и российское принуждение Саакашвили к миру принципиально разные вещи. Как может человек порядочный, посмотрев на то, что творилось в Цхинвале, зная всю предысторию южноосетинского и абхазского конфликтов, помня фашиствующего интеллигента Гамсахурдию, хитрого лиса Шеварднадзе и не самое крепкое психическое здоровье г-на Саакашвили, отказывать абхазам и южноосетинам в праве на независимость?"