August 13th, 2008

об интимном

Не раз бывало, когда при мне разные особи мужеского полу (разные по уровню ума, вкуса и интеллекта) рассуждали о своих представлениях насчет жены и хозяйки, перечисляя обязательное умение готовить, содержать дом в порядке, гладить рубашки, создавать уют, а так же много и качественно давать, - я кивал головой только на последнее. Потому как лично мне никогда особо не была нужна женщина обслуга – я сам готовлю, стираю и знаю, какие жалюзи подходят к цвету стен. Я сам убираю квартиру, и моя неаккуратность тоже имеет свои пределы. В общем, я совершенно автономен. Ну, разумеется, исключая секс (хотя и тут есть свои почти комфортные выходы ;-).
Семейная жизнь привлекает меня прежде всего наличием близкого человека. Который всегда рядом, всегда в теме и никуда не девается. С которым можно вечером попить чай, обсудить прожитый день, посоветоваться. Когда слово «одиночество» кажется порой даже чем-то притягательным, потому что его не существует в твоей жизни. Да, это прекрасно.
Но еще есть кое-что, очень интимное и почти не поддающиеся логике. Грубо говоря – это еженочное наличие теплого тела под боком. Какая-то бесконечная, почти животная тоска по человеческой самке (извините за грубость термина). И в этом желании, в самом деле, не так уж много эротики. Даже и не знаю как объяснить. Но это есть и это многого стоит.
И когда я слышу (последнее время вче чаще) о всех плюсах одинокой жизни – я пожимаю плечами. Неужели можно привыкнуть к одинокой постели?

Вы понимаете, о чем я?

О темпора, о морес (с грустью)

Я мало смотрю телевизор. Но каждый раз включая его, как-то навязчиво попадаю на чудовищные шоу. Скажем, американская передача про кумиров – придурок мечтает о певице Аврил Лавин, а телевизионщики ищут ему похожих девах. И в результате он выбирает самую похожую и типа, у них любовь-морковь. Или, скажем, какой-то богач собирает на острове самых красивых бабцов, желающих стать его герлфренд и тоже ходит, хмыкает-выбирает. Или вот немолодая Ксюха Стриж вот не первый месяц ищет себе мужа, перебирая десятки поклонников, высмеивая и обсуждая. Да навалом такого трэша. Не являясь полицией нравов, все это меня вводит в легкий ступор, как и рекламы, типа – «Выжать сок в соковыжималке «Мулинекс» так же просто, как и начать новый роман» (думаю, тут слово «роман» вовсе не в смысле толстенного тона).

Короче ребза, все чаще я подпеваю любимому Григоряну (кстати, последний альбом «Крематория» «Амстердам» выше всяких похвал):

«Я не думал, что мы доживем до времен,
Когда вера, надежда, и даже любовь,
Станут, как на базаре, предметами торга…»
(с)