June 9th, 2008

Закон (препарируем)


Давно, товарищи, хотел замутить с вами серьезную тему, да не мог подобрать удачной аллегории, так сказать. Яркого примера. И тут случилось.

Около метро «Кузьминки» второе лето ушлые предприниматели раскладывают небольшой парк аттракционов. Тут тебе и карусельки, маленький поезд и машинки. А этим летом появилась еще одна диковинная заманка для детворы – здоровая надувная горка метров восьми вверх – с одной стороны забираешься по веревочной лестнице, с другой стороны пружинисто прыгаешь. Ну, родители в курсах.
Так вот, по жаркому полдню подошли мы с дитяткой к аттракционам – закрыто. Вроде должно открыться. Он топчется-топчется около горки, попискивает нетерпеливо. Потом смотрим, кто-то полез. Ан нет, закрыто. Тетка разводи плечами – будем с часу работать. И тут я ей говорю, дескать, мать – нам тут жариться дико не в кайф. На тебе законные семьдесят рублей без сдачи. Будь добра. Ну и полез мой любитель развлечений, загукал, захохотал смехом переливчатым. В общем, скоро подобралось с пяток таких же нетерпеливых детишек и все сдавали деньги добросердечной тетке. И, конечно, вряд ли она понесла в час эти деньги в кассу. Но зато, вместо пяти положенных минут наши дитятки катались минут двадцать и с горки их пришлось вытаскивать буквально пластом. И все были довольны.

В общем, хотел я поговорить о законе и его соблюдении. Всем, естественно, понятно, что закон есть добро и его несоблюдение приведет к разгулу и анархии. Но насколько крепко должны быть закручены гайки закона? И не есть ли закон в первую голову – формальный подход к человеку. Я видел в штатах, насколько сухо и безразлично реагируют служащие, если знают, что они правы. Как проводник в вагоне выставил беременную с великом, потому что «в вагоне с велосипедами может поместиться только двадцать штук, бат двадцать один не может поместиться». Но грех промолчать про то, что полиция там работает, денег никто не вымогает и на работу поступают без протекций.
В нашей не лучшей стране, конечно, соблюдение закона больной вопрос. И, конечно, общий бардак способствует процветанию всех язв общества, как то взятки, плохая милиция, воровство и пр. Но не кажется ли вам, что закон в первую голову должен быть у человека в голове? Нормальный человек не станет воровать, а ненормальному законы не писаны. И не кажется ли вам, что надо скорее воспитывать нормальных граждан, чем каленым железом вытравливать соблюдение холодной буквы З?

В общем, жду ваших ответов, насколько вы законопослушны. И ваш выбор, если на одной чашке весов есть формальность\спокойствие, а на другой моментами опасная гибкость и пусть небольшая, но способность выбора. Со всеми плюсами и минусами.
Надеюсь, изложил болемене внятно.

полдень на юго-востоке

- Будьте добры четыре стаканчика крем-брюле…
В моем спальном районе воскресный полдень. На пятачке около магазинов и палаток курсируют осоловелые граждане, дети и собаки гоняются за тополиным пухом. Неподалеку лениво ремонтируют теплосеть – люди червяки ковыряются в котловане. Матерятся.
- Будьте добры четыре стаканчика крем-брюле…
В палатке мороженого сумерки. На полную громкость работает маленький фунай. Судя по звукам, там идет очередное «умники и умницы». Продавщица, похожая на мешочек с ветошью приближает ко мне печеное гнилозубое лицо с черными глазками-бусинками – «Извините, повторите, что вам подать?»
- Будьте добры четыре стаканчика крем-брюле…
Она не торопясь шарит по холодильнику, прислушиваясь к голосу диктора. И вдруг, внезапно, почти вылезает головой из окошечка – дышит на меня крепленным розовым:
-Извините, а вы не знаете случайно, как имя скульптора этой… матери…ну, той что в Волгограде стоит?
Я опешив начинаю гундеть и мямлить, что дескать, не знаю, что рабочий и колхозница Мухиной, а вот скульптор Родины-Матери…
Продавщица морщит нос.« У него еще фамилия немецкая. Не помните, нет?»
Я качаю головой.. Мороженого я пока так и не получил...
- Будьте добры четыре стаканчика крем-брюле…
Наконец, четыре холодных кулечка у меня в руках. Я отхожу от палатки и уже спиной слышу ее укоризненное:
- А надо бы знать. А то вот так живем и не знаем. Имя скульптора…

Дома я залез в Интернет и узнал, что имя скульптора Вучетич. Немецкая фамилия, мда.
И вот знаете, стыдно. Уж я то должен был отчеканить его имя темной и пьяной продавщице. С гордостью. Потому что, если не я, так кто же?