March 21st, 2008

Полуночный ковбой

Блин, почему так? С детства в моей семье в одиннадцать был повсеместный отбой. Сколько себя помню. Летом на даче в Расторгуево, дед укладывал всех своих многочисленных внуков в половину одиннадцатого, когда за окном еще было почти светло. Слушал немножко радио и тоже захрапывал на террасе, под запахи жасмина и пионов.
В юности я конечно изредка встречал рассвет за разбавленным спиртом и рассуждениями о вечном. Но при этом, в обычной жизни, даже в одиночестве я как цуцик ложился, пил воду с вареньем, читал главу «Матиаса Шандора» и к половине двенадцатого видел первый сон. И женившись в 21 год, мы так же крайне редко засиживались до полуночи. Ну, по большим праздникам или по болезни дитятки.
Так когда же произошел этот сдвиг? В какой момент оказалось, что в полночь я только принимаюсь тушить мясо на завтра, или включаю двухчасовое кино или раздумываю «а не пора ли мне поработать». И даже если ничего не тушу, не включаю и не работаю, продолжаю сидеть, чего-то писать вот. Причем и встаю я частенько в восемь.
Свет в моей квартире выключается теперь редко раньше двух-полтретьего. Строгая Энн радуется, если ей удается лечь хотя бы в час ночи. А старший сын и вовсе иногда сидит ночи напролет, кряхтит стулом и иногда с кем-то тихо переговаривается по локалке. Черти что. И ведь это не бессоница. Это паталогия уже какая-то. Только младшенький - кровинушка, спит как человек. Умиляюсь)

Вы-то хоть, народ – к часу-то сладко сопите в своих «неспокойных постелях»(с)?
Или тоже – несете вахту? И зачем?