December 20th, 2004

препарируем веселье и радость

Друг мой, есть у меня смутное ощущение, что моя страна не умеет веселиться. То есть, безусловно, есть некое действо и некий выплеск эмоций, который здесь называется веселье, но все это похоже на реальное, как, скажем, бренди похоже на коньяк. Или сок "Моя семья" на свежевыжатый в блендере.

Эта мысль меня посетила, когда лет семь назад мы с Красноярским дружком попали на День Города - тогда все это еще было в новинку. Мы шагали по Александровскому саду и пытались увидеть радость и этакий народный задорец в лицах сограждан. Какое там. Людей было много и по лицам они больше всего напоминали древнюю маевку, когда молодежь собиралась вроде как "зубоскалить и фискальничать" (наконец-то ввернул), а сами обсуждали революционные дела и тихо пели "Интернационал". Вот примерно такие лица мы обнаружили рядом с местами народных гуляний поблизости от Мавзолея. Захотелось бежать…
Второй раз, я подумал об этом примерно в это же время в предрождественской Калифорнии, когда взрослые американцы и жены их, с хохотком и гиканьем ловко цепляли лампочки по периметру дома и скупали в магазинах тонны подобной шелухи (которая к рождеству стоила немерянно). Эти люди были настолько рады и озабочены предстоящим праздником, они так всему радовались. Да не только, собственно, Рождеству - всем, всем их идиотским хелоуинам, дням благодарения, дням конституции и даже дням сексуальных меньшинств - это были праздники так праздники. С любовью и абсолютно детской радостью. Это настолько резало глаза, что хотелось их выставлять слабоумными.

Так в чем природа такой простодушной радости и детской наивности, спросим мы? Те, кто из вас позлее и попротивнее, могут сравнить их и наше общество, как двух девочек из хорошей и плохой семьи. Дескать, одной все детство читали сказки и нежили на пуховых перинах, а другую отправили на панель, где ее имели разные унылые толстые дядьки. В извращенных формах и "на сухую".
Но мы, которые уже начали учиться ПОЗИТИВУ, может быть, решим, что наша страна, несколько взрослее и вдумчивее. Что настоящее веселье и радость мы оставляем своим детям, а сами читаем грустные книги и думаем важные глубокие мысли, которые оставляют морщины на наших лицах и занозы в  сердцах. Может, мы даже решим, что если одной ногой мы на Западе, то другой точно на Востоке, где вообще все безэмоциональные и одинаковолицые.
И утешив себя этим, сразу поймем, почему мы делаем такие поганые ток-шоу,  рожаем передачи, типа "Аншлаг" и корпоративные пьянки у нас проходят в скупом молчании, свадьбы заканчиваются понажовщиной, а дни рождения групповухой. Вот так.